УСТЬ-ЦИЛЕМСКАЯ МИФОЛОГИЧЕСКАЯ ПРОЗА.

Часть 1.
Мифологические рассказы о случаях у воды / на воде
Текст 30
У Агафьи Игнатьевны сестра была Василиста Игнатьевна в Чукчино, у ей была одна дочь. Одна дочь была, четырнадцать лет уж ей было. Но и вот, эта ей подружка соседска позвала купатьсе: «Пойдём, – говорит, – купатьсе». А та пошла, дочь-то, да и с собой-то куклу взяла. Как они купались – не купались, не первый раз уж это. И кукла-то как-то выплыла, то ли она выкинула ей да баловалась ли чего, и куклу-ту понесло. Она поплыла, хорошо плавала, уж четырнадцать дак, она сама рослая такая была. Поплыла, куклу-то не могла схватить-то. Вот всё она говорила, мать-то, плакала всё, до смерти всё плакала, дочь-ту жалела, одна дочи была: а чёйно, говорит, там за ногу окаянный, – говорит, – ей это поймал. Ей не видно нигде, не видно. После уж только рыбачить стали дак ей… А подружка ей никак увидеть не могла, чтобы ей помочь. А подружка, наверно, испугалась да сама скорей к берегу, самой ведь можно утонуть. Так вот она [мать] считала, что это уже окаянный ей поймал, окаянный. Вот.
ФА СГУ: 03157-20: см. № 5.