УСТЬ-ЦИЛЕМСКАЯ МИФОЛОГИЧЕСКАЯ ПРОЗА.

Часть 1.
Мифологические рассказы о случаях у воды / на воде
Текст 67
Когда я везла его [сына] из роддома… <…> Везли на лодке мы. <…> Дак мы когда, вот Никоновска тут есь деревушка-то, тут глубоко место за поворотом есть, и мы в лодке едем домой, я его, маленького, из роддома везу. Николай был за рулём. И чё-то по реки чёрной ком вот такой летит, по реки напротив лодки <…>. Коля-то увидел его да хотел налететь носом-то, говорит: «Может, заец, может, – говорит, – ондатра». Я говорю: «Не заец, не белый ведь, – говорю, – не заец. Чё-то, говорю, Коля, летело». Комок такой летел и перед носом и на ту сторону и потерялся. Это смерть ихна. Коля умер, ему [сыну] было год и семь, год и два, Коля-то умер. А Коля умер, муж-то, традцать пятый год шёл, тот инфарком опять умер. <…> [Вы думаете, что это и для мужа, и для сына смерть?] Да. Вот смерть, наверно, показалась, потому что комок какой-то вылетел. Мы едем на лодке, он через нос вот так и улетел на ту сторону. Как нам дорогу пересек. Я приехала домой, говорю: «Чейно тут тако-то?» И я сейчас думаю: это смерть ихна. <…>. Слыхала, кто ле говорил, что тут тако тёмно место, глубоко. Тут кому-то, бывало же, это летело по реки. И не знаю чё, чёрно, как это, волнами так прыгат. Я как теперь… Вот когда Коля-то умер, дак я ещё не так, а сичас <…> дак я уж говорю: это смерть ихна, наверно. <…> [Это на реке тёмное место?] <…> Аха. Никоновска-то где проедешь. Это, Никоновску-то ведь знаете? С полей-то это спустисьсе, крута-то гора, и тут как Степановска-то тут, как за поворотом-то будешь, и тут тёмно место. Это вода беда глубока. И тут вот говорят, показывалось. Страсть кака́!
ФА СГУ 03371-4, 6:
д. Степановская, Чуркина Евдокия Абрамовна, 1946 г.р.; зап. Ю.Н. Ильиной, Т.С. Каневой в 2014 г